Kenwood

Инструкции и руководства по эксплуатации

Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80

      Януш Вишневский. Повторение судьбы
          Любить можно одно и то же, а называть по разному.

      Джон Фаулз. Дэниел Мартин
          ( я -обращался с -ней, как -с -любимым зверьком, которого надо кормить, ласкать, одевать, немножкочему-тоучить, но -которому вовсе не -обязательно отдавать всю -свою душу и -все свое внимание.

      Популярные инструкции

      Александр Солженицын. Раковый корпус
          И где раньше были глаза теперь глаз не было. И где раньше рот приходился теперь не стало рта.

      Сессилия Ахерн. Посмотри на меня
          Когда роняешь на пол стакан или тарелку, раздается громкий стук. Когда разбивается стекло, ломается ножка стола или со стены падает картина, это производит шум. Но когда разбивается сердце, оно разбивается бесшумно. Казалось бы, должен раздаться невероятный грохот иликакой-нибудьторжественный звук, например удар гонга или колокольный звон. Но нет, это происходит в тишине, и хочется, чтобы грянул гром, который отвлёк бы вас от боли. Если звуки и есть, то они внутри. Крик, который никто, кроме вас, не слышит. Он такой громкий, что у вас звенит в ушах и раскалывается голова. Он бьется в груди, как огромная белая акула, пойманная в море, и напоминает рев медведицы, у которой отняли медвежонка. Вот на что этопохоже-наогромное обезумевшее пойманное животное, ревущее и бьющееся в плену собственных чувств. Но таково свойстволюбви-длянеё нет уязвимых. Это дикая, жгучая боль, открытая рана, которую разъедает солёная морская вода, но когда сердце разбивается, это происходит беззвучно. Внутри у вас всё надрывается от крика, и этого никто не слышит.